Пороховых дел мастер

Люди труда

Геннадий Васильевич КУЦЕНКО, который руководил Пермским научно-исследовательским институтом полимерных материалов с 2005 по 2012 годы, 26 мая отмечает 80-летний юбилей.

Закаленный детством

Несмотря на солидную цифру, Геннадий Васильевич энергичен и бодр, водит автомобиль, активно интересуется жизнью предприятия, которому отдал все годы, обладает прекрасной памятью, сопровождая нашу беседу цитатами из произведений русских и зарубежных классиков. И, конечно, до мельчайших подробностей помнит все, что связано с детством, юностью, заводом.

Геннадий Васильевич родился в селе Воронцово-Александровское Ставропольского края. Потом семья переехала в Буденновск.

Мама его была врачом-стоматологом, отец, юрист и финансист, в совершенстве знавший китайский язык, служил на границе с Китаем. За это его потом чуть не посадили.

Вышло так, что воспитывали мальчика в основном мама и бабушка, терские казачки, женщины, обладающие твердым, как булат, характером. Отцу его не довелось воевать в Великую Отечественную войну: ему уже надели, было, погоны, однако потом пришел приказ эвакуировать золотые запасы Ставропольского края в Туркмению.

– Золото отец довез тогда благополучно, – продолжает рассказ Геннадий Васильевич. – Ехали туда всей семьей. Однако потом родители расстались, и моя мама – а это были уже 50-е годы – решила завербоваться на Сахалин. Хорошее было время! Такая была взаимовыручка, люди помогали друг другу. Я учился в школе, но каникул у нас не было: мы, подростки, работали на рыбозаводах. До сих пор помню рыбозакаточный станок, запах рыбы в томатном соусе, консервы эти до сих пор есть не могу. Когда вернулся в Буденновск и заканчивал там среднюю школу, собирали хлопок, тутовый шелкопряд, убирали хлеб. Много трудились, будучи подростками.

Закончив с золотой медалью школу, Геннадий Куценко решил поступать в Ленинградский технологический институт имени Ленсовета. Конкурс был большой: шесть человек на место, но он его выдержал.

Теперь нужно было думать не только о том, чтобы учиться в этом вузе, но и о том, на что жить. И вдруг оказалось, что мама сберегла все заработанные сыном на рыбкомбинате деньги, положив их на книжку: она очень хотела, чтобы сын получил, несмотря на трудные времена, высшее образование.

Геннадий Куценко учился на инженерном химико-технологическом специальном факультете. Жил в общежитии. Несмотря на серьезную учебу, ходил на концерты, в театры, в музеи, бывал на экскурсиях на заводах и фабриках – культорганизаторы старались.

На работу – как домой

После института Геннадия Куценко распределили в Пермь, где он проходил преддипломную практику. К тому времени он уже женился на студентке того же института Галине:

– Нас распределилось сюда 12 человек из Ленинградской техноложки, и чтобы удержать, дипломы после окончания вуза нам не выдали, только удостоверения, а потом высылали по почте, – вспоминает Геннадий Васильевич. – Не скажу, что нас встретили здесь цветами и овациями. Мы с женой снимали комнату, жили в общежитии, с продуктами было сложно. Нам даже как-то зимой родня прислала в опилках яйца, они все замерзли, но нам подсказали, как их приготовить: очищать, как картошку, и жарить. Я стал работать в технологическом отделе: вначале инженером, потом старшим инженером, начальником лаборатории, начальником отдела. А главным инженером меня назначили уже в 1990-е годы. С 2005 по 2012-й – генеральный директор НИИПМ. Потом работал на пороховом заводе – до 2014-го года.

Самое главное, что вспоминается Геннадию Васильевичу Куценко за все годы работы в институте, – дружный коллектив и то, что была команда. По его мнению, на работу нужно приходить, как домой. Это значит, идти с настроением и настроем, а это возможно, когда в коллективе хороший климат. И в те годы, когда он здесь трудился, так и было.

Вообще институт, уверен наш герой, уникален тем, что «тащит» на себе несколько направлений: разработку химических компонентов, разработку рецептур топлива, конструкторско-технологические работы, испытательную базу. Все, что разрабатывалось в институте, опробовывалось и внедрялось на пороховых заводах – в Перми, Кемерове, Бийске. Но главным для него, конечно, был Пермский пороховой завод.

Геннадий Васильевич принимал непосредственное участие в создании современных технологических процессов, оборудования и оснастки для изготовления зарядов и порохов и твердых топлив, исследовании и разработке бездефектного формования. На его счету – более 50 типов зарядов для таких систем вооружения, как «Буран», «Смерч», ТОР-Кинжал, БУК, С-300 В, и других.

Самым сложным периодом для института, как и для многих предприятий, стали перестроечные годы, когда по полгода не платили заработную плату. Институт находился на грани закрытия. Спасением тогда стало выполнение экспортного заказа, и коллектив удалось сохранить. Когда институт решили приватизировать, Геннадий Васильевич делал все, чтобы этого не произошло. В каких только инстанциях ни побывал, какого только давления ни выдержал! Когда кто-то предложил переходить на гражданскую продукцию, смог обосновать, что вначале нужно разработать специальную программу, подготовить кадры, без этого дело не пойдет:

– Безусловно, использование порохов в мирных целях возможно: это метеоракеты, системы активации нефтяных скважин, штамповка металлов и так далее. Есть у нас одна разработка, к которой я имею отношение и которой горжусь: это заряды для системы спасения экипажей самолетов, катапульта, иначе говоря. Благодаря ей спасены сотни людей. Но до разработки программы, чтобы мы могли участвовать в массовом производстве порохов в гражданских целях, руки так и не дошли.

Геннадий Васильевич по-прежнему интересуется жизнью предприятия, болеет за него, часто встречается с председателем первичной профсоюзной организации «Пермские пороховики» Олегом Шилыковским. Сам он, будучи директором, всегда выступал за поддержку профсоюзного движения в НИИПМ, имеет профсоюзные награды:

– К сожалению, сегодня люди практически разобщены, каждый занят выживанием в непростых экономических условиях. А профсоюз в этом смысле является объединяющим началом. Хотя объединить людей можно, когда они одинаково мыслят. В свое время, когда трудился на предприятии, собирал людей, мы обсуждали коллективный договор, принимал замечания, предложения. Хотя в основном они касались, конечно, социальных вопросов. Решали вопросы питания, оздоровления. Ко мне не нужно было записываться на прием – двери кабинета всегда были открыты. Часто бывал в цехах. И, конечно, всегда призывал людей к активности.

Есть только миг…

Геннадий Васильевич вместе с женой Галиной Николаевной воспитали двух детей. Сын стал математиком, он доктор технических наук, живет в Москве. Дочь, закончив тот же институт, что и Геннадий Васильевич, работает в Перми специалистом по охране труда и промышленной безопасности.

Геннадий Васильевич – богатый дедушка: у него три внука и внучка. Вместе с женой они любили с ними заниматься. Галина Николаевна, выйдя на пенсию, стала рисовать, написала немало картин. Любила фотодело, оформив с полсотни фотоальбомов. К сожалению, недавно она ушла из жизни, и Геннадию Васильевичу ее очень не хватает. Потому что жили всегда дружно, без ссор, занимались одним делом.

Но он по-прежнему всегда занят. Много читает – историческую, техническую, художественную литературу, совершенствует английский, французский языки. В свое время Геннадий Васильевич с удовольствием занимался, да и сейчас занимается, переводами иностранных статей из журналов. Он также проводит консультации на кафедре твердых порохов Пермского политехнического университета. Есть планы совместно с этим вузом перевести и выпустить несколько брошюр по компоновке материалов, как отечественных, так и зарубежных. Считает, что будущий инженер должен быть в курсе всех новинок, и готов помогать в этом студентам. И второе его мнение: инженером нельзя быть только на работе. У настоящего инженера голова занята всегда: и по дороге домой, и дома, и вообще всегда.

В завершение нашей беседы Геннадий Васильевич Куценко признается:

– У жизни нет сослагательного наклонения, но если бы я не стал инженером, то стал бы, наверное, филологом. Потому что всегда хотелось читать побольше, изучать языки – японский, китайский. В жизни вообще много

интересного. К сожалению, она пролетает очень быстро. Как поется в одной из моих любимых песен: «Есть только миг между прошлым и будущим…» Впрочем, жалеть мне не о чем: я честно прожил эти восемь десятков лет, воспитал детей, есть внуки. Наградами тоже не обижен, хотя я за них никогда не цеплялся. Спасибо, что отметили мой труд почетным знаком «За заслуги перед городом Пермь». Благодарю также газету «Профсоюзный курьер» за внимание к моей персоне.

Ирина ГИЛЕВА

Фото из архива Г. Куценко

Поздравляем!

Председатель профсоюзной организации «Пермские пороховики» Олег ШИЛЫКОВСКИЙ:

– НИИПМ всегда был флагманом профсоюзного движения. Когда во главе института стоял Геннадий Васильевич Куценко, более 90 процентов работников от численности коллектива являлись членами профсоюза. Сейчас вполовину меньше. С Геннадием Васильевичем мы плотно сотрудничали, начиная с 2006 года, всегда могли найти компромиссное решение в целях поддержки трудового коллектива. Впрочем, и сейчас мы продолжаем общаться. Я всегда могу обратиться к нему за советом, и он никогда не отказывает. С ним можно часами говорить на разные темы, настолько это интересный и многогранный человек. Бывает, начинаем говорить о производстве, а заканчиваем философскими, литературными, политическими, да самыми разными темами. Желаю Геннадию Васильевичу не терять связи с коллективами обоих предприятий, с профсоюзной организацией, всегда рады его видеть здесь. Желаю крепкого здоровья, благополучия, долгих лет жизни!

Публикация из газеты «Профсоюзный Курьер»

Вам также может понравиться...

Comments are closed.